Первый блокадный
Герваш А.
Спортивная неделя Ленинграда. - № 22-24, 28.05.-11.06.1987.

В мае исполняется 45 лет с того дня, когда был сыгран в блокадном Ленинграде первый футбольный матч. Но, к сожалению, до последнего времени в печати появляются разноречивые сведения об этой встрече.

ПО ЗАДАНИЮ редакции я обратился к одному из ветеранов ленинградского футбола Д. В. Федорову с просьбой поделиться воспоминаниями о первом блокадном матче.

— Но я не участвовал в этой встрече, — сказал Дмитрий Васильевич.

Было чему удивляться: перед визитом к Федорову я перечитал ряд публикаций, в них Дмитрий Васильевич назван в числе участников.

— Что поделаешь, — объясняет Федоров. — У меня лично никто из авторов ни о чем не спрашивал. Вообще, по-видимому, писавшие об этом нередко опирались лишь на рассказы отдельных спортсменов и болельщиков. Между тем память субъективна, а матчей в блокадные годы сыграно было немало. Так что вполне возможно, что ветераны, вспоминая о событиях давних, попросту путали дни или месяцы. Но ведь при этом автор публикации обязан насколько возможно документально проверить факты.

Увы, в том, что делали это далеко не всегда, пришлось убедиться, когда в 1976 году, еще при жизни брата, заслуженного мастера спорта Валентина Васильевича Федорова нам предложили подготовить экспозицию по истории ленинградского футбола военных лет.

Мы начали с запроса в Публичную библиотеку: когда состоялся первый блокадный матч? Ответ библиографов дал весьма «дробную» картину. Ряд авторов, писавших в 60-е годы, называет дату — б мая 1942 года, она включена уже и в справочники. Другие указывают, что это было 31 мая. Все сходятся, что выступало «Динамо», а соперников называют разных — армейцев, команды Балтийского экипажа, гарнизона и Н-ского завода. Такой же разнобой и относительно счета: 7:3; 9:0; 6:0 в пользу «Динамо» и даже — 2:2. Подобная противоречивость в печатных сообщениях о первом матче продолжается и сегодня.

Скажу откровенно, дата 6 мая у меня сразу вызвала сомнения. Дело в том, что после того как в начале июля 1941 года на общем собрании команды большинство динамовцев отказалось эвакуироваться, пятеро — В. и А. Фёдоровы, А. Алов, П. Сычев, К. Сазонов были приняты на оперативную работу в милицию. В. Набутов, Б. Орешкин, А. Викторов, Е. Улитин, Е. Архангельский, и я служили в действующей армии. В конце апреля в своей части на Карельском перешейке получил письмо от брата с известием, что скоро сможем сыграть в футбол. А затем оказался в краткой «служебной поездке в Ленинграде, как раз 1 мая. Этот день, конечно, невозможно спутать с каким-то другим. Тогда брат рассказал обо всем подробнее. Фашисты веской стали сбрасывать с самолетов листовки с издевательскими надписями: «Ленинград — город мертвых». Они хорошо знали, какими страшными были эти первые месяцы года, как, много людей умерло от голода, Но город жил, боролся, и надо было показать всем — самим ленинградцам, стране и коварному врагу, что мы не сломлены и быстро налаживаем городскую жизнь. Так возникла идея начать спортивные соревнования и провести футбольные матчи с участием популярных игроков.

Валентина Федорова по этому вопросу вызвали в Смольный, затем его же вместе с Аркадием Аловым в управление внутренних дел. Попросили разыскать игроков, сказали, что штаб фронта окажет содействие в вызове из частей. Брат сказал, что я тоже буду вызван. Но 1 мая он не говорил, что игра может состояться на днях: в городе из команды еще многих не было.

Здесь я позволю себе прервать рассказ Дмитрия Васильевича. Дело в том, что к предпринятому им широкому и тщательному поиску документов мне захотелось добавить и собственную посильную лепту. В ряде статей и в повести А. Кикнадзе «Тот длинный тайм» написано, что 6 мая о первом матче был организован репортаж по радио. Я отправился в Государственный архив литературы и искусства, где хранятся материалы Ленинградского радио блокадной поры, и подробно просмотрел все за май—июль 1942 года. Но никаких упоминаний о матче, и тем более о репортаже не обнаружил.

И все-таки сделал одну выписку, которая имеет отношение к уточнению даты первой игры. 7 мая 1942 года ведущий в популярной тогда передаче «Радиохроника», обращаясь к ленинградцам, говорил: «Махните рукой на погоду, на эту запоздалую контратаку зимы…», чтобы конкретизировать эту фразу, обратился в управление гидрометслужбы с просьбой сообщить, какая погода была 6 мая 1942 года. Вот официальный ответ: «температура +1,1 градуса, в течение дня дважды шел слабый снег». Между тем, при всей противоречивости воспоминаний участников первого матча они сходятся в одном: день был теплый, глаз радовала зеленая, умытая дождём трава.

Возникшими у Д. В. Федорова и меня сомнениями решил поделиться с А. В. Буровым, автором книги «Блокада день за днем». В ней первый матч отнесен к 6 мая и сказано, что «Динамо» победило команду армейцев с результатом 7:3.

— Вполне разделяю эти сомнения, — сразу ответил Буров. — Тут я, как говорится, взял грех на душу, использовал данные из более поздних публикаций, хотя этих сведений в архивах не встречал. Видимо, не стоило отклоняться от сообщений ленинградских газет тех дней.

Думается, самокритичное замечание Бурова особенно ценно. Поскольку ни Д. В. Федорову, ни кому-либо другому не удалось обнаружить в архивах ни единого документального подтверждения того, что игра могла состояться 6 мая, решающим аргументом для определения даты первого блокадного матча могут быть лишь свидетельства ленинградских газет. А здесь они единодушны. Читаем «Смену» за 3 июня 1942 года:

ПЕРВЫЙ ФУТБОЛЬНЫЙ МАТЧ

«31 мая на одном из стадионов Ленинграда состоялась первая в этом сезоне футбольная игра.

В товарищеском матче встретились команда Н-ского завода и «Динамо». На восьмой минуте Алов сильным ударом открыл счет, он же вскоре забивает еще один мяч, а до конца встречи правый крайний Сазонов увеличивает счет до четырех. Несмотря на очень активную игру защитников команды Н-ского завода Зябликова и Медведева, матч закончился 6:0 в пользу «Динамо». Игра прошла в живом энергичном темпе. Судил матч судья всесоюзной категории — Павлов П. П.».

Также первым матчем называет эту игру и «Ленинградская правда» в заметке от 2 июня. Команды и счет указаны те же. То же подтверждает и Всеволод Вишневский в известном очерке «Белые ночи»: «31 мая в Ленинграде был первый в сезоне спортивный день. Команда «Динамо» и одна заводская команда вышли на поле. Динамовцы сделали «сухарь» своим противникам. Счет был 6:0».

Уже первые две фамилии, названные в «Смене» в составе заводской команды — А. Зябликов и Г. Медведев — позволили предположить, что с «Динамо» встречались футболисты Металлического завода. К сожалению, на пожелтевших снимках, которые помещены в обеих газетах, трудно разобрать, кто именно там изображен. Но Д. В. Федоров отыскал в архиве кинофотодокументов оригиналы снимков, выполненных Б. Васютинским. Там же нашлось и фото, сделанное на тренировке 27 мая. На отпечатке с оригинала, изображавшего момент матча, удалось узнать и А. Лебедева — тоже с Металлического. А ведь именно на базе этого предприятия в 30-е годы в высшей лиге выступала команда «Сталинец», перед самой войной получившая название «Зенит».

Как же проходил первый матч 31 мая? Вот краткие рассказы трех его участников.

Евгений Аркадьевич Улитин. В составе «Динамо» с 1940 года. После войны до 1949 года выступал за «Динамо» и ленинградский «Спартак». Затем многие годы работал в объединении «Авторемонт» мастером механического цеха.

— Спутать дату первого матча никак не мог, поскольку в 1942-м мне довелось сыграть одну-единственную встречу, а затем вернуться в часть около Шлиссельбурга, где служил сержантом связи. Накануне игры была получена телефонограмма о том, что я должен прибыть на матч. Ранним утром на попутной машине поехал в Ленинград, сошел с грузовика у Дворцовой площади. До стадиона добрался часа за полтора до игры. Обнялись с товарищами, подобрал бутсы и форму. Несмотря на теплый день, играть было очень трудно, в конце матча сводило ноги. А потом недели две ходил еле-еле. Зрителей было совсем немного, запомнились раненые из госпиталя.

Анатолий Васильевич Мишук. С 1936 года по 1946-й выступал за «Сталинец», «Зенит» и «Спартак». Многие годы работал в детской спортивной школе Калининского района. В числе его воспитанников — Ю. Морозов, В. Голубев:

— С начала войны работал токарем на Металлическом заводе. Ходить приходилось пешком издалека. К концу зимы сильно ослабел. Был помещен в заводской стационар. Когда вышел оттуда, меня разыскал Зябликов, сказал, что будет игра. Кажется, я был самым слабым из всех наших, помнил только, что надо продержаться. А много позже, когда уже окреп, врачи говорили, что как раз эти нагрузки помогли организму устоять против сильно захватившей меня дистрофии.

Александр Иванович Зябликов, капитан команды Н-ского завода. Выступал в составах ряда ленинградских команд, был судьей в высшей лиге, сейчас работает с детскими группами в спортклубе «Ижорец»:

— На заводе с первых дней войны. Был технологом, точил на станке снаряды, потом работал заместителем начальника противовоздушной обороны цеха. О питании нечего и говорить: на всю жизнь запомнил дрожжевую баланду, в которой иногда плавала макаронина. А по «усиленному питанию» УДП выдавали по куску жмыха. Так что, когда от работников спорткомитета узнал о матче, сначала не представлял, как мы сможем выйти на поле. Кстати, мы считались тогда на казарменном положении, так что уезжать с завода куда-то на тренировки не могли. Стал собирать ребят. Состояние некоторых, особенно Мишука было тяжелое. Одного человека все-таки не хватило. Тогда динамовцы «уступили» нам своего игрока И. Смирнова. У нас не было и вратаря, поэтому в ворота встал И. Куренков — защитник. И все-таки мы выдержали два тайма, потому что понимали: город должен узнать, что мы играли. После матча все устали страшно. Потом нам дали возможность провести несколько тренировок. И через неделю мы сыграли с «Динамо» уже вничью.

Кто же выступал в этих двух матчах? Окончательные уточнения о составах были сделаны с помощью своеобразного дневника, который в течение многих лет вел фанатично преданный динамовскому клубу Александр Александрович Гаврилин. Динамовцы хорошо знали его «амбарную книгу», куда он с педантичностью заносил все встречи команды, составы и счета, к сожалению, несколько лет назад этот уникальный документ был утерян, но Валентин Федоров успел снять копию с первых блокадных записей Гаврилина.

Вот кто играл в этих матчах (по записям А. А. Гаврилина, проверенным и уточненным Д. В. Федоровым):

31 мая. «Динамо» — Н-ский завод

«Динамо» — В. Набутов, А. Атюшин, В. Иванов, Б. Орешкин, Вал. Федоров, А. Алов, К. Сазонов, Е. Улитин, Ал. Федоров, А Викторов, Г. Московцев.

Команда Н-ского завода: И. Куреннов, А. Фесенио, Г. Медведев, А. Мишук, А. Зябликов, А. Лебедев, Н. Горелкин, Н. Смирнов, И. Смирнов («Динамо»), П. Горбачев, Лосев.

Судил матч П. П. Павлов.

Игра закончилась победой «Динамо» — 6:0.

7 июня. «Динамо» — Н-ский завод

«Динамо»: В. Гаврилин, А.Атюшин, М. Титов. Б. Орешкин, Вал. Федоров, Г. Московцев, К. Сазонов, А. Федоров, А. Алов, А. Викторов, В. Иванов.

Команда Н-ского завода: В. Понугаев, Г. Медведев, А. Фесенко, А. Зябликов, А. Лебедев, И. Куренков, Н. Горелкин, И. Смирнов, Абрамов, Н. Смирнов, Канин.

Судил матч Н. X. Усов. Счет — 2:2.

Так начался футбол в блокадном Ленинграде. Потом, особенно в 1943 году, прошло множество матчей, десятки взрослых и юношеских команд оспаривали первенство города. А в 1942-м команде «Динамо» была предоставлена возможность для тренировок, вскоре в ее состав влились вернувшиеся с фронта Е. Архангельский, Д. Федоров, Г. Шорец. И в августе динамовцы через Ладогу отправились на «большую землю», чтобы провести товарищеские матчи в Москве, Горьком, Казани, Омске, Новсибирске, Алма-Ате. О первой их игре в Москве в сентябре на первой странице «Красного спорта» появилась заметка «Ленинградские футболисты в Москве», автором которой был Дмитрий Дмитриевич Шостакович.

А. ГЕРВАШ