Стоп-кадр. Фото 11.

Речь пойдет об одной известной фотографии, хранящейся в Музее обороны и блокады Ленинграда. В оригинальном и не отретушированном виде она была представлена в книге Алексея Дунаевского «Первый блокадный матч» (СПб, Нестор-история, 2018) с подписью «Сборная КБФ по футболу».

Этот снимок сопровождала подпись: 5 мая 1943 года. Сборная КБФ по футболу.

В каталоге музейных фотографий приводился следующий перечень изображенных на снимке футболистов: Сочнев, Лихвинцев Лев — вратарь, Афанасьев Борис — погиб, Ефимов, Пурк Л., Сапожников, Ушаков Вл., Михайлов Арк., Герасимов, Казуа М., Балакирев С. То есть были названы фамилии с именами/инициалами одиннадцати из шестнадцати игроков.

По сообщению сотрудников музея, с этим фото, подписью к нему и перечнем имен в свое время ознакомился знаменитый историк ленинградского спорта Александр Иосифович Иссурин. Зная многих игроков лично, он подтвердил, что на фотографии изображены именно они. Поэтому дату под снимком все воспринимали, как нечто само собой разумеющееся. Никаких сомнений не возникало. Футболисты блокадной поры в мае 1943 года действительно готовились к новому сезону.

В августе 2018 года А. Дунаевский не располагал атрибутированными снимками футбольных команд Балтфлота. Те, что были найдены, не имели подписей. Поэтому, работая над книгой «Блокадный футбол», мы старались собрать максимум сведений — и о матчах, и об игроках команд моряков, в том числе точные даты призыва в армию и на флот, а также сроки службы в каждой из войсковых частей. По мере накопления материала появлялись и новые вопросы. Попытаемся в них разобраться. Начнем с погоды.

В первые пять майских дней 1943 года дожди в Ленинграде уже не шли, а ртутный столбик «приклеился» к плюс пяти. Эти сведения о погоде почерпнуты из блокадного дневника Н.П. Горшкова, опубликованного в сборнике «Блокадные дневники и документы» (серия «Архив Большого Дома»). Горшков пишет в своем дневнике:
«1 мая. С утра погода холодная, пасмурная, t +5 градусов».
«2 мая. Хмурое пасмурное утро, без осадков. Свежо».
«3 мая. Небольшая облачность. Свежо».
«4 мая. С утра солнечно. Небо чистое. Свежо».
«5 мая. Солнечное утро. t +5 градусов. Холодный ветер. Стрельбы не слышно. Днем хорошая погода».
«6 мая. Солнечное утро. Свежо. Стрельбы не слышно. Днем теплая погода. Солнце, t +11 градусов».

1. Температура воздуха 5 мая 1943 года была +5 градусов. Стали бы футболисты при такой температуре тренироваться или играть в одних трусах с голым торсом или нет? Легли бы они на землю, позируя фотографу в таком виде и при температуре +5? Можно ли объяснить отсутствие футболок крайним дефицитом футбольной формы весной 1943 года?
2. В левой руке футболиста, держащего мяч, находится некое подобие букета. Но ведь на дворе – 5-ое мая! Разве мог появиться столь пышный букет в блокадном городе так рано? Разглядев состояние травы и растительности на деревьях (слишком густая), можно еще раз усомниться, что это – начало мая.
По всей вероятности, мы имеем дело с фотографией более позднего периода.

Мы располагаем фотографиями футболистов 1-го Балтийского флотского экипажа (в/ч Лобанова) 1944 года с подписями под их портретами, что позволяет точно определить игроков на музейном снимке 1943 года.

С букетом – Антонин Сочнев, один из лучших игроков послевоенного московского «Торпедо».

Антонин Сочнев

В нижнем ряду второй слева – Лев Лихвинцев. Он подпирает голову рукой. Снимки вратаря довоенных ленинградских команд «Динамо» и «Красная заря» также хорошо известны.

Лев Лихвинцев

На плечах у двух игроков – Гедеон Кодуа. Считаю, что М. Казуа — это неточно приведенные имя и фамилия этого футболиста. Его инициалы — Г.Т. (Гедеон Томович) в рукописном виде сливаются в букву «М» (в послужной карточке Кодуа это выглядит именно так).

Гедеон Кодуа

В первом ряду, опираясь на левую руку, лежит Борис Афанасьев (второй справа). Он не погиб во время войны, как было указано в подписи к музейной фотографии. Б. Афанасьев играл в послевоенные годы за флотские команды Ленинграда и Таллина, а также за ленинградский «Спартак». А в 1948-1956 годах находился на сверхсрочной службе в Советской Армии.

Борис Афанасьев

В первом ряду второй справа – Николай Лапшин. Уроженец Павлово-Посада Московской области.

Николай Лапшин

В нижнем ряду первый слева (лежит, вытянув ноги) – Константин Ефимов. Капитана футбольных команд ленинградского завода «Большевик» сложно с кем-то перепутать.

Константин Ефимов

Но, самое главное, мы располагаем данными из учетно-послужной карточки К.С. Ефимова (архив ВМФ) свидетельствующие о том, что он был призван на флот 30 мая 1943 года, что ставит под сомнение датировку снимка.

О футболистах 1-го Балтийского флотского экипажа поведал в своих воспоминаниях Александр Николаевич Павлов, тренер студенческой команды Государственного архитектурно-строительного университета (бывшего ЛИСИ) в 2002 году. Они опубликованы в газете «Пенальти». В 1943 году А.Н. Павлов был игроком команды 1-го ФЭ КБФ и назвал поименно всех ее участников.

А теперь обратим внимание на фамилию одного из футболистов, указанную и в подписи к хранящейся в музее фотографии, и в рассказе А.Н. Павлова. Она довольно редкая и к тому же эстонская. Забегая вперед, отметим, что эта фамилия породит еще большие сомнения в датировке, предложенной музеем.

Леонид Пурк был призван на военную службу по мобилизации 1 июля 1943 года из города Боровичи Ленинградской области. 3 июля прибыл на Волховский военно-пересыльный пункт, а 8 июля в 1-й Балтийский флотский экипаж (в городе Ленинграде) и зачислен в списки переменного состава (архив ВМФ). Карточка Л. Пурка говорит о том, что музейный снимок 1943 года выполнен даже познее призыва К. Ефимова, возможно, ранней осенью 1943 года.

Взгляните на его регистрационную карточку (Волховский военно-пересыльный пункт).

В настоящий момент мы не знаем, как выглядел Леонид Пурк (на снимках 1944 года его уже нет), и потому не ставим под сомнение, что на музейном фото изображен именно он. Другое дело – приводимая в подписи к снимку дата 5 мая 1943 года. Так что по всей вероятности сборная КБФ была запечатлена фотографом не в начале весны 1943 года, а значительно позже.

Другой важный вопрос – насколько корректна подпись «Сборная КБФ по футболу»? Такие команды создавались в двух случаях. Во-первых, для особенных, «выставочных», матчей, на которых было много зрителей. И 1943 год не стал исключением. Так, 7 ноября 1943 года, сформированная из лучших игроков первенства Ленинграда сборная играла с победителем первенства города, командой части генерала Быстрова. А две сборные спортивного общества «Динамо» открывали летний сезон 16 мая 1943 года. Во-вторых, сборную могли собрать из футболистов нескольких частей, если в каждой из них не набиралось одиннадцати игроков.

А как обстояло дело на Балтфлоте? Создавались там сборные?

По сообщениям прессы, 30 мая 1943 года в блиц-турнире, проходившем на стадионе имени Ленина, приняли участие две флотские команды. Одни газеты назвали их командами Балтфлота, другие – командами Ленморбазы. В каждой из них действительно могли играть представители разных войсковых частей, да и сами команды могли быть сборными. Однако к июлю все «выставочных» игры были завершены.

30 июня на заседании футбольной секции Ленинградского городского комитета физкультуры (ЛГКФ) в присутствии четырех членов секции и шести представителей команд было утверждено положение о проведении Первенства и Кубка Ленинграда, состоялась жеребьевка и утвержден календарь игр. Чемпионат города стартовал 4 июля. Каждая команда-участница представляла отдельную войсковую часть. График встреч был очень плотным, матчи проходили через три дня на четвертый, и к 1 августа завершились семь туров (календарных дней). Затем последовали игры на Кубок Ленинграда.

Вторая (заключительная) часть первенства, проходила с 8 сентября до конца октября. При таком насыщенном календаре для игр сборных команд просто не оставалось места. Резервные дни использовались для проведения армейских и флотских спартакиад.

Из двадцати двух команд, участвовавших в первенстве и Кубке города, КБФ представляли семь. Некоторые из них были сформированы при очень крупных оперативных объединений флота (Ленморбаза, эскадра). И потому могли произвести впечатление сборных, хотя таковыми не являлись. Поэтому в случае с музейным снимком гораздо более уместна другая подпись «Футболисты Балтфлота», а не «Сборная КБФ».

Но нельзя исключать и тот вариант, что на снимке изображены представители только одной команды моряков – 1-го Балтийского флотского экипажа. Тем более, что такому предположению не противоречит подпись к снимку – Сапожников, Ушаков, Михайлов, Герасимов и Балакирев. Эти фамилии присутствуют в списках этой части, в ее приказах, а также в составах футбольных и баскетбольных команд. Но это – тема нового расследования.

Румянцев Сергей.

Сайт «Блокадный футбол». — 04.05.2021.